«Надежда» Чукотки

«Надежда» Чукотки

Одна из старейших в России гонок - «Надежда» - родилась на Чукотке в 90-х годах прошлого века, столь же двусмысленных для этого региона, как и для всей страны. С одной стороны, приходилось бороться с общей для всех проблемой дефицита, помноженной на суровейший климат. С другой - здесь, в пяти километрах от США, «железный занавес» не просто упал - он рухнул. За Беринговым проливом маячила странная и незнакомая жизнь, соседи заново узнавали друг друга, возникала масса совместных проектов. Один из них - марафонская гонка «Надежда» - проводится и сейчас.

Первые два года гонка классифицировалась как международная, начинаясь в Америке и заканчиваясь на Чукотке. Ее дистанция составляла порядка 2000 км, и в ней принимали участие спортсмены не только с Чукотки, но и американцы, канадцы и европейцы. Был даже один японец. Но действительность Чукотки очень сурова. И без того огромные транспортные расходы (а Берингов пролив в это время года можно преодолеть только на самолете) росли в геометрической , прогрессии, сталкиваясь с «нелетными днями». которые на Чукотке бывают больше полугода. С 1993 года гонка проводится только по территории Чукотки.

Но нет худа без добра. Чукотка пошла своим путем, и сейчас здесь проводится уникальная гонка, где ездят на национальных нартах (сделанных своими руками), в национальной меховой одежде (только в такой можно выжить, если потеряешься в пурге) и на аборигенных чукотских ездовых собаках породы Аляскинский маламут (только такие выживают на северном побережье Чукотки). Вот на этой гонке мне и посчастливилось побывать в апреле этого года.

Чукотка встретила гостей типичной для апреля погодой: пару дней полеты переносили из-за пурги, и вот наконец я в Лаврентии. Это административный центр Чукотского района, в состав которого входят несколько сел, где быт местного населения до сих пор основан на использовании ездовых собак. А климат на Чукотке таков, что выживать и полноценно трудиться здесь могут только местные аборигенные собаки. Мне, можно сказать, сказочно везет: задержавшая меня в Анадыре пурга задержала и вертолетные рейсы к поселкам Уэлен и Инчоун, и, пользуясь оказией, я вылетаю посмотреть собак на местах. На следующий день - поездка на Трэколе в Лорино, где сосредоточена самая большая в районе популяция собак и где живет упряжка, выигрывавшая гонку последние несколько лет. Ни дорога, ни новости в поселке неутешительны. Вездеход, двигавшийся вдоль поселков, которые через несколько дней станут контрольными пунктами гонки, совершал свой однодневный маршрут в течение трех дней. Погода в марте очень капризная - часто случалась пурга, дорога сравнялась с тундрой, а тундра полна застругами - наплывами снега, пологи ми с одной стороны и резко обрывающимися с другой. Иногда заструги достигают полутора метров, и тогда вездеход падает с этой высоты на снег, утрамбо-ванный пургой до асфальтовой твердости. Вдобавок к неприятностям с трассой потерялась единственная заявленная на гонку женщина. Еще до последней пурги она ушла на собаках в соседний поселок и не вернулась. По всем сведениям, в поселке ее тоже нет. Вот так... Радовало только обилие породных собак и то, что на участие в более чем четырехсоткилометровой гонке заявлено аж 25 человек.

Когда упряжки начинают съезжаться в Лаврентию, эта радость усиливается. Породных и даже высокопородных собак множество. Никуда не делась чукотская ездовая. Чего, собственно, и следовало ожидать - кто здесь еще выживет? А падение численности поголовья случалось всегда. Например, в начале прошлого века болезни выкашивали поголовье до нескольких десятков собак. Но покорённые народности, ведущие традиционный промысел, жива и чукотская ездовая собака!

Старт гонки переносят на один день: понятное дело, пурга, а в тех районах, куда идет гонка, пурга такая, что трассу еще не смогли отмаркировать. На следующий день прогноз погоды также неутешителен, однако проводится общее собрание гонщиков, жеребьевка и раздача пайков. Деньги на питание гонщиков и собак выделяет администрация Чукотки. Дополнительно, на нарты, гонщику выдается сухой паек на три дня. Одетый в меховой национальный костюм человек имеет реальный шанс выжить, потерявшись в пурге, так как на нартах у него есть еда для себя и собак. В правилах гонок от-голоском американского участия еще фигурирует принятый международными правилами «обязательный спальный мешок», но на Чукотке он в пургу не спасет, поэтому на гонку вы-пускают только в национальной одежде, которую шьют из специально обработанного, без химикатов, меха. Такой мех не только не впитывает влагу, как обезжиренный, он продолжает жить «своей жизнью»: все поры его работают, выпуская лишнее тепло и влагу, расширяются и сужаются в зависимости от температуры. Знаменитые современные ткани на это в условиях Чукотки не способны, их хваленые мембраны делают только один выдох. В это время лед замерзает прямо в синтетических порах и забивает их.

На гонку выпускают только в национальной одежде, которую шьют из специально обработанного, без химикатов, меха. Такой мех не только не впитывает влагу, как обезжиренный, он продолжает жить «своей жизнью»: все поры его работают, выпуская лишнее тепло и влагу, расширяются и сужаются в зависимости от температуры.

Десятого апреля гонка стартует. Собаки залежались и покрылись инеем. Метет низовая пурга. Выше пояса - прозрачный воздух и голубое небо. Ниже - все в белом киселе. Все эти дни я вожусь с собаками, снимаю лучших, делаю кое-какие промеры. Собак много: от девяти в каждой упряжке, хозяева расселены по разным точкам поселка, а когда приходят кормить собак, поднимается такой шум, что не до промеров и работы. Единственный шанс идентифицировать собак - это отснять их вместе с гонщиком, на котором надет номер. Это же единственная возможность сфотографировать собаку сбоку, в стойке или в движении. Я старательно ищу хорошую точку съемки, но с линии старта меня просят уйти. Чукотские собаки любопытны и обязательно свернут к присевшему человеку. Ухожу за боковые флажки, но здесь своя проблема: их трепыхание привлекает внимание автофокуса. И я ложусь в мутный кисель низовой пурги на долгие 40 минут. Зрелище феерическое: мчащиеся сквозь синюю мглу крутящегося снега собачьи упряжки и их каюры в национальных одеждах. Встаю - и сразу «выключают кино»: вокруг солнечный день, а последняя упряжка мчит, скрывается за холмом. Вслед за ней спешит пурга.

Пурга догнала гонку по дороге к Янракынноту, потерялись два гонщика. Потянулись долгие часы ожидания хорошей погоды. А на гонку валились новые напасти. В Янракыннот из-за пурги не завезли корм для собак и горючее для техники сопровождения. То горючее, которое нашлось в поселке, истратили на безуспешные поиски людей. И сейчас гонка обреченно ждала хорошей погоды и засевшего с вездеходом в двадцати километрах от поселка груза. А занесенные пургой собаки жили привычной для них жизнью. Я уже неоднократно слышала о какой-то врожденной интеллигентности и интеллекте чукотских ездовых собак по сравнению с цивилизованными породами. Так говорят о моих собаках европейские и российские туристы, приезжающие к нам в Карелию на туры на собачьих упряжках. И сейчас, насмотревшись здесь в мудрые глаза чукотских собак, наполненные каким-то восточным спокойствием, я стала подумывать о том, что, пожалуй, это следствие образа жизни. Большую ее часть чукотская собака проводит в «созерцании своего пупка» - свернувшись клубочком. Правда, некоторые могут сказать, что, накрыв морду хвостом, собака созерцает вовсе не пупок, но какое это имеет значение? Главное - для того чтобы вести такой вот «созерцательный» образ жизни, нужно иметь очень крепкие нервы, и чукотские собаки их имеют.

Говорят. Чукотка - очень богатый регион: ее недра скрывают драгметаллы и руды, а шельф содержит нефтяные месторождения. Но я считаю, что главным богатством Чукотки являются ее ездовые собаки. Уникальные звери - первобытные, крепкие и мужественные, с огромным любящим сердцем и здоровьем, удивляющим столичных ветеринаров. Радует, что это «настоящее золото Чукотки» находит поддержку в программах администрации округа и что создан питомник, способный сохранить крови настоящих чукотских ездовых собак в случае эпидемий и прочих неожиданностей.

Закончилось все тоже чисто по-чукотски: просто в один день выглянуло солнышко. Ушла пурга, дошел вездеход с едой и горючим, нашлись люди и даже женщина, пропавшая раньше. Гонку решили развернуть от Янракыннота к Лаврентии, так как по длительности она уже превышала запланированное время. А ведь гонщикам еще нужно было добраться до поселков. Добраться так, как делали они это столетие назад и как собирались в этот раз на гонку, - на своих же собачьих упряжках.



Источник: http://ohpets.ru/WhyDog/Article/106
RSS
16:22
+1

Собаки смотрят на нас снизу вверх. Кошки смотрят на нас сверху вниз. Свиньи смотрят на нас как на равных.

У.Черчилль

70