Русские императоры и их собаки

Русские императоры и их собаки

Александр II, всей душой был предан псовой и ружейной охоте. Особенно много сделал он для развития кровного собаководства: под покровительством царя находилось «Московское общество правильной охоты». В своем загородном дворце (в Ильинском) император держал едких английских сеттеров черного окраса. (Впоследствии подобные собаки были и у Николая II.) Один такой сеттер, Милорд, был приобретен, когда Александр был еще наследником престола. Милорда считали «тенью цесаревича». В Гатчинском дворце, когда Александр II распорядился по-новому украсить его интерьер, над дверью приемной комнаты появилось изображение его любимцев -Понча и Милорда; на стол поставили бронзовую скульптуру «Две собаки»; в гостиной повесили картины на охотничьи темы. Летом 1867 года император отправил на Всемирную выставку в Париж свору борзых, и две из них - Славный и Завида - получили приз и золотую медаль. И как раз в отсутствие царя умер Милорд. Его похоронили на кладбище животных в Царском селе, положив мраморную плиту с надписью «Добрейший и милейший верный Милорд. 1860-1867».

На следующих выставках император неоднократно демонстрировал представителей охотничьих пород: его питомцы не оставались без наград. А еще царь любил дарить собак. Так, в 1867 году он презентовал трех густопсовых борзых принцу Уэльскому, кроме того, неоднократно одаривал борзыми Карла Прусского. Получал он и ответные дары: принц прислал ему сеттера. А в Ливадии царю подарили курдистанских собак. При Александре III, заядлом охотнике, в фаворитах числились легавые, гончие и борзые. Собак было немало, если учесть, что правильная псовая охота требовала стаю гончих от 18 до 40 собак или 15-20 свор борзых по 3-4 собаки в каждой! Есть сведения, что матросы крейсера «Африка», вернувшись из плавания по Тихому океану, подарили императору белую с подпалами камчатскую лайку, которая стала любимицей царя. Ее так и назвали - Камчатка. К сожалению, Камчатка трагически погибла в железнодорожной катастрофе 1888 года, когда царская семья возвращалась из Крыма. Тело пса перевезли в Гатчинский дворец и похоронили в саду. Даже через много лет после этого страшного события царь со слезами на глазах вспоминал Камчатку, называя ее единственным бескорыстным другом. Семья последнего российского императора Николая II опекала с десяток собак: большинство их жило во дворце. В 1895 году Николай II записывает в своем дневнике, что ему подарили «чудного collie», т.е. колли.

Уже на следующий день он отмечает: «Утром погулял с новым псом, которого думаю назвать Иман». В следующих записях император также упоминает о собаке: «Иман меня очень забавляет на прогулках, замечательно подвижный, много скачет и гоняется за воронами»; «Иман провалился в прорубь, но сам сейчас же вылез и стал похож на большую сосульку». В конце года Иману приобрели «супругу» Шилку и, как отметил в своих записях Николай II, «прогулки стали интереснее».

В дневниках царь упоминал и других собак: «Катались с Алекс на пруду, заставляя собак плавать», «Тропическая жара! Купали собак в речках», «Сибирские щенки уморительно возились!» и т. п. Для дальних прогулок с собаками был сделан высокий экипаж (dogcart) со специальными местами для четвероногих. В нем питомцев вывозили на природу в окрестности Царского Села и других загородных резиденций.

Государыня Александра Федоровна по материнской линии приходилась внучкой английской королеве Виктории, щедрой покровительнице животных. Будущая русская царица несколько лет воспитывалась при английском дворе, поэтому неудивительно, что все пятеро ее детей также любили живность. Подраставшие дети не только гуляли с четвероногими, но и кормили их, купали, вычесывали. Почти у каждого имелся собственный любимец: у Татьяны - бульдог Артиппо, у цесаревича Алексея - забавный темно-коричневый длинноухий пес Джой, заменявший ему друзей (из-за болезни Алеши его встречи с мальчиками-ровесниками были ограничены). Анастасия не расставалась с пекинесом Джемми, подаренным ей за год до революции Анной Вырубовой, ближайшей подругой императрицы. Коротконожка Джемми не могла ни спускаться, ни подниматься по лестнице самостоятельно, а потому ее почти всегда носили на руках. Все собаки последовали с царской семьей в ссылку: сначала в Тобольск, потом в Екатеринбург.

П. Жильер (учитель детей) вспоминал, как по прибытии поезда в Екатеринбург по перрону пронесли на руках больного Алешу, за ним проследовали сестры: «Татьяна шла последней, неся на руках собачку, и с большим трудом тащила чемодан. Шел дождь».

Существует версия, что после расстрела царской семьи Джой уцелел, был спасен и вывезен через Дальний Восток в Англию, где и дожил свой век в королевском дворце.



Источник: http://ohpets.ru/WhyDog/Article/180
293
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!