Беспричинная жестокость шокирует

Беспричинная жестокость шокирует

Для беседы с известным адвокатом Екатериной Поляковой мы приехали в ее загородный дом. За воротами раздается дружный лай. Нам посоветовали входить в калитку быстро, так как собаки в порыве радости могут просто вытолкать обратно. Три носа, принадлежащих шоколадному лабрадору, метису колли и метису лайки, борются за право быть поглаженным первым. Во дворе, красивом, засаженном цветами, знакомимся с питомцами хозяйки дома. Выяснилось, что лабрадор был подарен ей буквально на следующий день после смерти предыдущей собаки - тоса-ину. Метиса лайки Екатерина увидела зимой замерзающего в сугробе и подобрала. А метис колли жил на милицейском посту вблизи дома, и моя собеседница опекала его. Однажды пес попал под автомобиль. Милиционеры сказали, что пристрелят его. Этого Екатерина допустить не могла. Она отвезла его в клинику, и бедняга, пережив сложнейшую операцию, обосновался в ее доме.

Меня тронула эта история, и, естественно, темой дальнейшего разговора стало жестокое отношение к животным в России.

- Екатерина, как получилось, что Вы, преуспевающий адвокат, начали заниматься таким нелегким делом, как защита животных, пострадавших от жестокого обращения?

- Я юрист в четвертом поколении, криминалист, занималась уголовными делами. Нужно сказать, что в нашей семье животные были всегда. Папа постоянно подкармливал бездомных псов около гаража, кого-то устраивал, кого-то приносил домой. У нас, в основном, жили подобранные собаки. Любовь к животным, естественно, у меня с детства. Были собаки уже и в моей семье. Но довольно долго я как-то не ощущала потребности заниматься этой проблематикой, даже не то, что не ощущала - плохо представляла себе, что происходит на самом деле, ведь в те времена от советского человека многое скрывалось. Да что говорить, в УК статья 245 «Жестокое обращение с животными» появилась только в 1996 году, до этого у нас было исключительно административное наказание - штрафы. И когда я лет десять назад решила всерьез изучить тему и ознакомилась с судебной практикой, увидела, что ее, за малым исключением, в нашей стране практически нет. Очевидно, что подобные дела наши правоохранительные органы просто не хотели расследовать.

В 1999 году Екатерина Полякова приняла активное участие в разработке и продвижении Федерального закона о защите животных от жестокого обращения.

- С работы над этим законом и началось Ваше погружение в проблему отношений человека и животных в нашей стране?

- Да. А потом я занялась чисто судебной практикой. Поскольку мое имя было на слуху, подобные дела стали направлять ко мне. Еще в то время шла телевизионная программа «Слушается дело», которая также способствовала моей узнаваемости среди населения.

- Одно из самых громких Ваших дел - это убийство собаки Мальчика в переходе станции метро «Менделеевская» в 2001 году, получившее большую огласку в прессе. Погибшему псу на деньги жителей города даже установили памятник.

- Собственно, сейчас я работаю над совершенно аналогичным делом - убийством в переходе станции метро «Коньково» собаки Рыжика. В первом случае виновной была девушка, впоследствии признанная невменяемой.

- Она была осуждена?

- По делам, где человек признается невменяемым, назначается принудительное лечение. Постановлением суда девушку отправили в клинику на полгода, естественно, через полгода ее выпустили, и сейчас она живет среди нас и, думаю, продолжает разгуливать с ножом в кармане.

- А в деле о Рыжике обвиняемый был признан вменяемым или ему тоже удастся избежать наказания?

- Абсолютно вменяемый! Он тоже разгуливает с ножом в кармане (рукояткой которого и избивал Рыжика). Эдакий шкаф двухметровый, 56-го размера. С такими габаритами можно было не бить собаку в течение дня несколько раз - достаточно одного удара кулака. Служил он в частном охранном предприятии, несмотря на три судимости.

- В ЧОПе?!

- Да! Это еще раз доказывает, что у нас творится полный беспредел. На него поступало множество жалоб - он же и людей ненавидит. Дело это длится в суде уже почти год. Так как собака погибла спустя две недели после нанесения побоев, нам пытаются доказать отсутствие причинно-следственной связи: «Даже если я ее и избивал, умерла она от другого». Мы не просто так беспокоимся. Статья 245 - жестокое обращение с животными - ставится под сомнение адвокатом обвиняемого.

- А часто удается довести такие дела до приговора?

- Все мои дела заканчивались приговором. Но, к сожалению, у нас очень щадящая система наказаний за совершение преступных деяний в отношении животных. Статья 245 предусматривала до двух лет лишения свободы. В 2002 году внесли изменение в УК и срок уменьшили до одного года, а преступлений по этим статьям стало больше. Однако на практике все обычно заканчивается штрафом или условным наказанием - в отличие, кстати, от всего цивилизованного сообщества, которое понимает, что те, кто совершает подобные преступления, потенциально опасны и для человека. На Западе их ставят на учет в специальной инспекции, контролируют. Нам же не хватает сознания и понимания, чем все это грозит.

Сколько сил мне стоило в ходе дела запросить материалы из Пензы, откуда родом девушка-убийца Мальчика! Добились мы этого только через указание прокуратуры. Но когда пришла огромная пачка материалов и следователь ее изучила, у нее исчезли все вопросы: там бывшими соседями (они неоднократно подавали заявления в УВД) описывались такие поступки, которые совершала эта девушка, такие издевательства над животными - страшно представить.

- Екатерина, что делать в случае, если ты стал свидетелем такого преступления?

- Сначала животное нужно доставить в ветеринарную клинику, чтобы специалисты зафиксировали нанесенные повреждения и выдали заключение. Если животное умерло, нужно обратиться в клинику, которая имеет официальную лицензию на проведение патолого-анатомического вскрытия. В Москве это госветлаборатория на ул. Юннатов. Затем, если люди хотят и имеют возможность, следует обратиться в судебно-криминалистическое бюро, где может быть проведена ветеринарная экспертиза. Или обратиться в любую клинику, где оформят акт вскрытия и выдадут заключение. Но это потом, скажем, шаг номер два. Его могут сделать как заинтересованные лица, так и следственные органы.

- А свидетели?

- Конечно, нужно записать данные свидетелей, создать базу доказательств. Возможно, что свидетель один, и он же -заявитель. Следующий шаг - обратиться в прокуратуру. Не к участковому, не в УВД. В моей практике не было случая, чтобы обращение в УВД заканчивалось возбуждением уголовного дела.

Всегда шли отказы, всегда находились для них причины. И только после заявления в прокуратуру возбуждалось дело.

- Такие дела Вам, как человеку искренне любящему животных, тяжело даются?

- Я рада тому, что обладаю знаниями, которые дают мне возможность заниматься этой категорией дел и доводить их до логического завершения - приговора. Тяжело, когда понимаешь, что проявленная человеком жестокость абсолютно беспричинна и необъяснима, это самое страшное. По каждому уголовному делу положено выяснять мотив: то ли это ревность, то ли корысть, зависть, жажда наживы. А когда начинаешь спрашивать живодера: «Зачем ты убил, покалечил, изуродовал?» - он только разводит руками.

Ужас в том, что когда таких сажают на стул перед следователем, они широко открывают глаза: «Разве это наказуемо? Она ведь безнадзорная. Ладно, была бы хозяйская». Я всегда задаю им один вопрос: «Вон дети беспризорники бегают, их не пробовали истязать? Такие же грязные, такие же дурно пахнущие». Нет, говорят, это же люди, их нельзя, за это накажут. А собаку можно. Значит, речь идет о том, что не вбили в голову нашему гражданину папа с мамой, школа, СМИ и все остальное окружение мысль, что насильственные действия в отношении животного наказуемы. Уже не идет речь о том, что это противоречит принципам морали, нравственности и гуманному отношению ко всему живому - пусть не творят такое хотя бы потому, что иначе придется сесть на скамью подсудимых.

P.S. Когда верстался номер, мы узнали, что 25 октября Черемушкинский межрайонный суд г.Москвы признал виновным убийцу собаки Рыжика БЛ. Сурова по статьям 245 «Жестокое отношение к животным» и 213 «Нарушение общественного порядка с применением предмета, используемого в качестве оружия», приговорив его к 2 годам 8 месяцам лишения свободы условно с 3 годами испытательного срока.



Источник: http://ohpets.ru/WhyDog/Article/204
139
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!