Таксы и их применение у немецких охотников

Таксы и их применение у немецких охотников

В настоящее время таксы являются самой популярной и распространенной породой собак во всей Германии и большей части Австрии (в Венгрии значительно реже). На выставках они составляют четвертую или пятую часть общего числа всех выставляемых собак. На 1-й выставке в Ганновере 1882 г. было 93, на Франкфуртской - 203 таксы. Более 10 клубов (не считая бельгийского и английского) заботятся о совершенствовании этой чисто национальной расы и делают в этом немалые успехи, что доказывается победами лучших выставочных собак на устраиваемых клубами испытаниях в искусственных норах.

Как было замечено выше, таксы имеют весьма разнообразное применение у немецких охотников. Они заменяют им терьера, гончую, ретривера, ищейку и сторожевую собаку. «Такса и легавая, - говорит Отто фон Креквиц, редактор мюнхенского «Hundesport», - вполне удовлетворяют всем потребностям немецкого охотника». Главная работа такс, конечно, подземная, и в этой специальности они превосходят фокстерьеров, так как последние слишком смелы и со слепой горячностью, забывая всякую осторожность, нападают на зверя, почему гораздо чаще подвергаются укусам, чем такса, которая нередко выходит из схватки невредимою или с ничтожными поранениями; чрезмерная горячность и злобность считаются у таксы недостатком, и охотники предпочитают благоразумных и осторожных собак. Кроме того, такса не обращает внимания на крыс, мышей и кошек - самые привлекательные объекты охоты фокстерьеров. Главное качество таксы - это настойчивость: в присутствии врага она отнюдь не должна покидать его, хотя бы на короткое время, а обязана беспрерывно лаять на него; однако не требуется, чтоб она подавала голос на поиске.

Главным образом таксы употребляются для охоты на лисиц в норах, потому что лиса ценнее шкурой, вреднее для дичи и не так злобна, как барсук. Охота производится вдвоем или втроем; охотник с ружьем берет с собою человека с заступом, киркою и топором (для перерубания корней), особыми щипцами, клещами и иногда сетками-кошелями, которые вставляются в отверстия норок. Лучше всего охотиться в дождь и ветреную погоду, когда лисица охотнее прячется в нору. Для подземной охоты такса не должна быть ни очень крупною и толстою, ни очень маленькою и слабосильною, также не очень молодою, а не менее годового возраста или полуторагодовалая; иногда она становится пригодною для охоты только с 2-х лет. В местностях с рыхлой почвой, где копать удобно, предпочитаются более рослые и сильные таксы; в каменистой же почве, трудной для копания, пригоднее небольшие таксы, но злобные и бойкие, которые, не вступая, однако, в драку, выгнали бы зверя из-под земли наружу.

Охота производится следующим образом: к норе подходят за ветром без шума и немедленно затыкают все отверстия (или ставят в них большеячейные сетки около 4 футов диаметром с пулями по краям, чтобы зверь лучше запутывался), кроме одного. Затем снимают ошейник с собаки и пускают ее в нору. Если такса не подаст голоса и возвратится обратно, значит, ничего в норе нет. Если же она начинает лаять, то внимательно (на животе, приложив ухо к земле) прислушиваются и начинают копать, чем подзадоривают собаку. Обязанность таксы заключается в том, чтобы загнать лису в тупик, не переставая лаять, и держать ее в осадном положении, пока их обоих не отроют. Собака, которая возвращается к охотнику, облаяв лису, мало ценится, даже если она была укушена, пришла показать свои раны и немедля снова лезет в нору. В каменистой почве, где копать нельзя, такса, как сказано, должна беспокоить, надоедать лаем, преследовать и щипать лису до тех пор, пока она не выскочит из норы под выстрел. Некоторым таксам удается совсем загрызть лису, но этот избыток усердия считается излишним, хотя случается, что они вытаскивают труп наружу.

Когда по лаю можно заключить, что лиса загнана в тупик, начинают копать (сверху) яму между собакой и зверем, что иногда требует немало времени; докопавшись до хода, загораживают заступом обнаружившееся отверстие и вынимают сначала таксу, затем просовывают к лисице палку, и когда она вцепится в нее зубами, схватывают щипцами и вытаскивают наружу. Необходимо каждый раз обмывать собаке глаза и раны, накормить после работы и дать выспаться; перед охотой не дают ничего, кроме корки хлеба и молока.

Охота на барсука мало отличается от описанной, но она труднее, так как барсук сильнее, злобнее и при оплошности собаки быстро зарывается. Поэтому здесь требуется очень настойчивая и увертливая такса, которая отнюдь не возвращалась бы из норы. В последнее время с уменьшением числа гончих немецкие таксы стали часто употребляться для надземной охоты не только в Германии, но и Швейцарии. Это действительно самая экономическая гончая, безвредная для дичи, не уганивающая зверя за тридевять земель, в чужие дачи; в последнем отношении она почти не уступает бассетам, тем более что с нею можно охотиться в одиночку (впрочем, как говорят, стайка такс гонит на земле довольно дружно). Зверь также нисколько ее не боится, идет от нее не торопясь, часто останавливается и с любопытством поджидает отставшую кривоножку. Едва ли не правы те охотники, которые видят в бассетах и таксах гончих будущего. Следует, однако, заметить, что таксы, приученные к гоньбе на поверхности, уже не так охотно идут в норы, что можно считать косвенным доказательством преобладания в них гончей крови.



Источник: http://ohpets.ru/WhyDog/Article/227
139
RSS
17:49

Нет, у нас совсем не так происходит.